На встречных курсах

На встречных курсах

В Министерстве транспорта РФ состоялось заседание Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации под председательством вице–премьера Сергея Иванова. Участники рассмотрели ряд вопросов, главный из которых касался навигационно–гидрографического и поисково–спасательного обеспечения морской деятельности.

Движение «на ощупь»

Предваряя дискуссию, Сергей Иванов подчеркнул, что навигационно–гидрографическое (НГО) и поисково–спасательное (ПСО) обеспечение морской деятельности следует рассматривать в комплексе, поскольку эти виды деятельности определяют степень безопасности мореплавания. При этом он с сожалением отметил, что складывающаяся на сегодняшний день ситуация в данной сфере «далека от желаемого».
За два последних десятилетия Россия практически лишилась технологических цепочек производства геоинформационных ресурсов и воспроизводства соответствующей инфраструктуры. В связи с этим, по мнению Сергея Иванова, до критического уровня снизилась изученность морей и океанов, в том числе и тех их частей, которые находятся под суверенитетом и юрисдикцией России.
Подтверждением может служить осенний переход танкера «СКФ Балтика» компании «Совкомфлот» по Северному морскому пути, имеющий для России стратегическое значение. По словам вице–премьера, экипажу тогда приходилось вести судно буквально на ощупь, обходя мели, которые даже не были обозначены на наших картах.
Главная причина существующих проблем, по мнению Сергея Иванова, кроется в межведомственной разобщенности. В связи с этим он выразил надежду, что Морской коллегии удастся выработать взвешенные решения, которые позволят приступить к формированию единой системы навигационно–гидрографического и поисково–спасательного обеспечения.
Последующие выступления участников мероприятия показали, что представители Мин-обороны и Минтранса разделяют позицию вице–премьера и уже начали поиск «фарватера» по сближению позиций в вопросах обеспечения безопасности мореплавания.
При этом, хотя оба вида деятельности значились одним пунктом в повестке дня, но, учитывая специфические особенности, рассматривались они по отдельности.

Хватит делить полномочия!

Поддерживая идею единоначалия в сфере НГО, Главнокомандующий ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий подчеркнул: «Учитывая большой объем и сложность работ по навигационно–гидрографическому обеспечению морской деятельности, необходим единый государственный координатор. В связи с этим предложение о создании специального уполномоченного государственного органа следует рассматривать как серьезную и перспективную задачу. Мы полагаем, что на первом этапе при подготовке к ее решению целесообразно под эгидой Морской коллегии создать Координационный совет по НГО».
В то же время Владимир Высоцкий попытался убедить присутствующих в том, что основные полномочия в решении этой задачи должны быть возложены именно на Военно–морской флот страны. В подтверждение он привел ряд веских аргументов. «Во–первых, нас интересует весь мировой океан, а не только районы производственной деятельности и интенсивного судоходства, – подчеркнул Владимир Высоцкий. – Кроме того, есть ряд задач, в частности, касающихся батиметрии и гравиметрии, которые интересуют только военных либо узких специалистов в данной области. И, в–третьих, мы рассматриваем навигационно–гидрографическое обеспечение не только в условиях мирного времени, но и в угрожаемый период, и в военное время».
Кроме того, в ведении Гидрографической службы Военно–морского флота на сегодняшний день находятся 4986 единиц средств навигационного обеспечения (СНО), что составляет 80% от их общего количества по стране. Оставшаяся часть (1226 единиц) принадлежит Минтрансу. При этом в границах портов размещены 1650 единиц СНО, из которых 681 (42%) – это средства ВМФ.
Засвидетельствовав подавляющее преимущество военного министерства в техническом обеспечении, Главком ВМФ решил проявить толику снисхождения к гражданскому партнеру, согласившись «разделить ответственность в вопросах НГО с Министерством транспорта». «Военные не претендуют на влияние в портовых зонах, где не базируются боевые суда», – подытожил свое мнение адмирал. «Но ведь, насколько я знаю, практически во всех крупных портах базируются суда ВМФ», – не преминул заметить на это Сергей Иванов.
Позицию Минтранса по данному вопросу озвучил руководитель Федерального агентства морского и речного транспорта Александр Давыденко. В ходе выступления он со своей стороны отметил, что согласно Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года (СОЛАС) имеющие флот государства обязуются сотрудничать в вопросах навигационно–гидрографического обеспечения мореплавания. При этом административные функции при реализации обязательств, вытекающих из международных договоров Российской Федерации, осуществляет именно Минтранс России.
Кроме того, создание и развитие современных интегрированных региональных систем безопасности мореплавания на подходах к морским портам, включая ГМССБ, СУДС, АИС, дифференциальные подсистемы ГЛОНАСС, обеспечивают организации именно Минтранса, которые также занимаются подготовкой в своих учебных заведениях соответствующих специалистов.
Согласно Закону о морских портах Федеральное агентство морского и речного транспорта организует проведение работ по навигационно–гидрографическому обеспечению мореплавания в акваториях морских портов и на подходах к ним усилиями ФГУП «Росморпорт». А на трассах Северного морского пути, в соответствии с Кодексом торгового мореплавания, решение этой задачи возложено на ФГУП «Гидрографическое предприятие». Указанные организации располагают необходимыми плавсредствами, специальным гидрографическим оборудованием и технологиями, квалифицированным персоналом, многолетним опытом работы. Из общего количества средств навигационного оборудования (СНО) страны большая часть обслуживается в системе Минтранса России.
В ответ на озвученный перевес военных в технических средствах, Александр Давыденко представил не менее весомые финансовые аргументы. По его словам, в 2010 году Росморречфлот направил из федерального бюджета на содержание и развитие СНО около 300 млн рублей, еще свыше 400 млн рублей было выделено из внебюджетных источников. В 2011 году на эти цели планируется выделить всего около 1 млрд рублей. Это позволит значительно улучшить навигационно–гидрографическое обеспечение как на трассах Севморпути, так и в акваториях морских портов и на подходах к ним.
В заключение руководитель Росморречфлота также согласился с необходимостью координирующего органа при решении задач навигационно–гидрографического обеспечения, отметив, что разделение функций по обеспечению НГО между Минтрансом России и Минобороны России создает проблемы с обеспечением безопасности мореплавания.
 Давая свою оценку складывающейся ситуации, Сергей Иванов указал сторонам на бесперспективность отстаивания узковедомственных интересов: «Так больше продолжаться не может! Хватит высчитывать, у кого больше катеров, судов, средств навигационного обеспечения и специалистов, их обслуживающих. Хватит делить маячный сбор и спорить о том, начинается ли акватория порта от приемного буя или нет». Он настоятельно призвал объединить усилия, отметив при этом, что «если на начальном этапе работы над новой системой необходимо задействовать потенциал Морской коллегии или ее научно–экспертного совета, создать временные рабочие органы, подготовить поручения федеральным органам исполнительной власти», то он готов поддержать эти предложения.

С НАТО проще

Переходя к вопросу поисково–спасательного обеспечения (ПСО) морской деятельности, Сергей Иванов отметил, что в организационном плане дела в данной области обстоят несколько лучше. Однако проблем тоже хватает. В частности, говоря о судовом составе поисково–спасательных служб, он отметил, что каждые восемь судов из десяти эксплуатируются сверх установленных сроков, каждые семь – нуждаются в заводском ремонте и примерно столько же – в модернизации. При этом, по его мнению, при решении задач поиска и спасания на море также превалируют сугубо ведомственные подходы, приводящие к дублированию функций, распылению средств, размыванию ответственности.
Соглашаясь с премьер–министром, Главнокомандующий ВМФ России Владимир Высоцкий уточнил, что в соответствии с «Положением о взаимодействии аварийно–спасательных служб министерств, ведомств и организаций на море и водных бассейнах России», к проведению поисково–спасательных операций могут привлекаться силы Минобороны России, Минтранса России, МЧС России, Минтопэнерго России, Минприроды России, Росрыболовства, Федеральной пограничной службы Российской Федерации и даже Российской академии наук. К сожалению, они системно не объединены. В связи с этим отсутствует единая государственная техническая политика по созданию новых спасательных средств, модернизации существующих сил и средств поиска и спасения на море.
В подтверждение своих слов Главком ВМФ привел весьма показательный пример. «Мы уже не первый год проводим совместные учения с НАТО по поиску и спасению экипажей подводных лодок. Участвуют наша лодка и их поисково–спасательное оборудование или, наоборот, их лодка и наше оборудование. Скажу больше, мы с США пришли к пониманию того, что надо создавать технически сопрягаемые устройства для спасения экипажей подводных лодок, – обрисовал картину адмирал. – В то же время в своей стране в вопросах взаимодействия мы каждый раз натыкаемся на определенные межведомственные проблемы. Так что иногда нам на международном уровне проще и быстрее организовать спасательную операцию, чем сделать это совместно с нашими российскими коллегами». 
«В связи с этим мы полагаем целесообразным создание Управления поисково–спасательным обеспечением морской деятельности на федеральном уровне, – продолжил он, – которому можно было бы поручить разработку предложений по государственной политике в области поиска и спасания на море и координацию ведомственных аварийно–спасательных служб. А также – осуществление единой технической политики по развитию сил и средств ПСО, в том числе и с зарубежными государствами».
Однако на сегодняшний день организация государственной системы аварийного реагирования, как уточнил Александр Давыденко, возложена на ФГУ «Госморспасслужба России» Росморречфлота. Это учреждение координирует действия поисковых и аварийно–спасательных формирований на морском транспорте и аналогичных служб, находящихся в ведении других федеральных органов исполнительной власти, взаимодействует с такими же службами иностранных государств. В состав Госморспасслужбы России, кроме Государственного морского спасательно–координационного центра (ГМСКЦ), входят 4 БАСУ и два Управления АСПТР, которые обеспечивают несение аварийно–спасательной готовности на морских бассейнах в зонах ответственности Российской Федерации.
Минтранс России и Росморречфлот последовательно проводят модернизацию сил и средств Госморспасслужбы. В частности, в 2009 году были спроектированы новые типы спасательных судов. В 2010 году построено 9 таких судов, а в 2011 году планируется построить еще 10 судов спасательного флота. В ФЦП «Развитие транспортной системы России (2010–2015 годы)» на эти цели предусмотрено более 17 млрд рублей. Всего планируется построить за этот период 41 многоцелевое спасательное судно, в том числе ледового класса неограниченного района плавания.
Особое внимание, по словам Александра Давыденко, Минтранс России уделяет организации поисково–спасательного обеспечения мореплавания на трассах Северного морского пути. В первую очередь в Восточном секторе Арктики – морских портах Диксон, Тикси, Певек и Провидения. Для успешного решения этой задачи система Госморспасслужбы России будет усилена дополнительными спасательными подразделениями. Кроме того, для повышения мобильности формирований в этой зоне решается вопрос об организации полноценной аварийно–спасательной готовности ледоколов. Их планируется укомплектовать штатным аварийно–спасательным, водолазным снаряжением и имуществом, оборудованием для ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов, а также командами Госморспасслужбы России.
При невозможности использования авиации для перевозки спасательных формирований на Крайнем Севере необходимо использовать суда на воздушной подушке (пилотный проект «Мурена»), которые позволяют оперативно доставлять спасательные формирования в район аварии, круглогодично организовывать и проводить поисково–спасательные операции. «Создание такой группировки морских аварийно–спасательных сил позволит обеспечить оперативно–техническую готовность в Арктической зоне Российской Федерации», – убежден Александр Давыденко.
В целях совершенствования аварийно–спасательного обеспечения морской деятельности Минтрансом России и Росморечфолотом ведется подготовка реформирования Госморспасслужбы России с изменением ее организационно–правовой структуры.
Подводя итоги дискуссии, Сергей Иванов призвал усилить межведомственную координацию в вопросах НГО и ПСО, а также поручил Минобороны России и Минтрансу России провести совместные учения по поиску и спасению на море.

Сергей СИНЮТИН,
обозреватель «ТР»

Источник




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *